«Да просто отстаньте уже от меня!» Приватность права на аборт в США. Екатерина В 26 августа, 2022

«Да просто отстаньте уже от меня!» Приватность права на аборт в США.

24 июня 2022 года Верховный суд США отменил решение Роу в деле Доббс против Организации женского здоровья Джексона, потому что основное право на аборт не было «глубоко укоренено в истории или традициях этой страны». Это решение побудило другие юрисдикции принять меры для защиты прав на аборт, дискуссия по этому вопросу затронула в том числе и вопросы приватности. Обсуждаем это с консультантом Data Privacy Office Юлией Богдановой.

Я постоянно вижу обсуждение вопроса приватности в связи с репродуктивными правами. Правоохранительные органы штатов, где аборты запрещены, могут с помощью персональных данных привлекать к ответственности тех, кто все-таки сделал аборт. Это активно используется многими политиками в предвыборных кампаниях грядущего мидтерма. Связь приватности и репродуктивных прав была такой явной раньше?

С приватностью что интересно? Постоянно меняется главная повестка. Изначально говорили о пространственной приватности, безопасности жилища. Начали развиваться технологии, и сейчас весь фокус сместился на информационную приватность, например, безопасность личного общения. О телесной приватности стали забывать, но вот сейчас снова появилась в повестке. Она была всегда, просто закрывали другие вопросы, в духе, поставить ли нам куки-баннер на сайте и будут ли нас ругать или нет. Но в целом, это про одно и то же.

Приватность возникла от громкого крика: «Да просто отстаньте уже от меня!» Даже самое крупное НКО в сфере приватности — NOYB — расшифровывается как None Of Your Business («Не Ваше Дело»).

И это касается не только куки-баннеров, но и репродуктивных прав.

Это часть большой темы «приватность и медицина». Каковы основные тенденции развития приватности в этой сфере в США и в мире?

Аборты — тема очень сложная. Если говорить языком юристов, аборты касаются распоряжения собственным телом, появилось даже новое поколение прав по этому поводу — соматические права. Если говорить языком специалистов в сфере приватности, это данные о здоровье, очень чувствительная категория. В штатах уже давно есть для них отдельное регулирование — HIPAA, Health Insurance Portability and Accountability Act. Этот акт уже довольно старый, но всё равно предполагает дополнительную защиту данных о здоровье.

Важный нюанс, эти данные могут быть защищены от утечек, от хакеров, но не от государственных органов. Почему воюет Schrems, а до этого Snowden? Потому что правительство может получить эти данные. А когда оно может, то активно этим правом пользуется.

Сейчас популярными станут темы анонимизации и минимизации данных. Во-первых, компании постараются минимизировать количество собираемых данных. Хотя нужно посмотреть правде в глаза: у многих бизнес построен как раз на сборе данных, и они откажутся от него с малой долей вероятности. И тут в дело вступит анонимизация. Это уже прослеживается по приложениям, которые следят за женским здоровьем, вроде Flo. Они вводят анонимный режим, который позволяет им не видеть человека по ту сторону экрана. И когда к ним придут и спросят, кто это может быть, они честно могут ответить: «У нас нет таких данных».

HIPAA

Получается, что репрессивные меры идут в ногу с прогрессом. Условно говоря: если вы с помощью интернета можете сделать аборт, то мы будем вас преследовать с помощью интернета…

Теперь интернет — такое большое ухо, которое за всеми наблюдает. Раньше человек мог сделать аборт в тайне от друзей, от семьи, от всех. Сейчас он тоже может сделать аборт и никому об этом не говорить, но скорее всего Google будет об этом знать, большие компании, которые собирают аналитику, будут об этом знать.

Есть много источников, из которых можно подтянуть информацию и сделать из нее выводы о том, что женщина сделала аборт. Например, какие сайты вы смотрите, что вам подсовывает TikTok, условно говоря, онлайн-общение (если вы обсуждали этот вопрос в фейсбуке). Велика вероятность, что правда вскроется. Опять же, местоположение клиник, где делают аборты, если человек проводил там много времени или несколько раз приезжал. Поэтому телефон, который всегда с собой, это — маячок, который всегда слушает, записывает и все видит. И сделать что-то в тайне ото всех (особенно от вашего телефона) стало тяжелее.

Как можно посмотреть на эту проблему с точки зрения приватности вообще?

Основная идея приватности — у каждого должно быть личное пространство. Если у вас есть переписки, то они должны быть безопасными. Будь они в фейсбуке, будь они в сигнале, к ним не должны иметь доступ госорганы или частные компании.

Любое изобретение можно использовать во вред или во благо. Зашифрованные мессенеджеры, двухфакторная аутентификация многими воспринимается, как будто тебе есть что скрывать, что ты преступник. Но это скорее про то, что «я не делаю ничего плохого, но это не значит, что мне нечего скрывать».

Насколько меры предосторожности тормозят прогресс услуг, которые оказываются?

Есть такая организация «Женщины на волнах». Они на кораблях, оборудованных под клиники, проводят операции в нейтральных водах для тех, кто живет в странах, где аборты запрещены.

Дополнительные меры безопасности тоже естественно будут мешать развитию медицины в этом направлении. Сложно развивать медицину подпольно, «на коленке», обсуждать вопросы абортов не на конференциях, а в приватных чатах, проводить операции не в оборудованных клиниках, а на дому, на суднах, где угодно, лишь бы тебя не нашло твоё правительство. Возможно, абортов не станет меньше, но станет больше опасных абортов.

Хотите получать больше полезных материалов от Data Privacy Office?

Tогда скорее подписывайтесь на рассылку!

Write a comment
Your email address will not be published. Required fields are marked *